Post view

Мигранты в России - важнейший фактор экономической стабильности

Как показывает  ситуация приезжие из бывших республик СССР стали важнейшим фактором экономической стабильности для России.

Без них население начнет таять втрое быстрее, взлетят цены, встанут крупнейшие стройки. То есть исчезнет та самая стабильность, которую власти считают своим главным уникальным достижением. Способность привлекать трудовые ресурсы, а не внедрять роботов определяет сегодня уровень конкурентоспособности развитой страны. России невероятно повезло с узбеками, таджиками, белорусами и украинцами, но власть не слишком разумно этим счастьем пользуется, полагая, что трудолюбивые недорогие рабочие руки всегда были, есть и будут.

Грачи улетели?

Глубинный народ приезжих с Кавказа и из Средней Азии не слишком любит. А кому вообще понравится обнаружить в своем городе толпы людей другой этнической группы, религии и представлений о прекрасном, которые деловито устраиваются в знакомых с детства дворах, подтягивают семьи и занимают рабочие места? К этому можно привыкнуть, но это нельзя полюбить. Поэтому глубинный народ всегда будет бурчать, что всех приезжих нужно выгнать, что Россия только для коренных.

Но если представлять себе такой поворот, то уж во всей красе, со всеми экономическими последствиями. Взять, например, жилищное строительство, где в стоимости квадратного метра цена работы составляет лишь 20%. Во многом потому, что низкоквалифицированный нелегал стоит в 4 раза дешевле опытного рабочего с российским паспортом. Посчитать, насколько вырастет стоимость жилья, если не будет мигрантов, вряд ли кто-то рискнет. Ведь три четверти новостроек возводят выходцы из союзных республик (у многих есть гражданство РФ), заменить их русскими физически невозможно, сколько ни плати. Часть проектов непременно встанет. Вырастет и стоимость стройматериалов от кирпича до стеклопакетов – их ведь тоже не японцы делают. Известны очень примерные расчеты, при которых "двушка" у МКАД, если не будет мигрантов, подорожает на 42 тыс. долларов. Что будет с программами ипотеки, выдающими ее банками и бюджетами молодых семей?

На этом фоне рост цен на маршрутки и такси уже не столь разрушителен. Но все-таки прикинем: в Москве около 50 тыс. таксистов, две трети из них – нерусские. На следующий день их не заменишь: и подождать придется, и доплатить. Кто сидит на кассах в магазинах и крутится на погрузчиках в супермаркетах, россияне сами видят ежедневно. Эти люди получают 30–40 тыс. рублей в месяц. Кто их заменит? Русские девочки с айфонами и длинными ногтями? Они же возьмут на себя потуги 45 тыс. столичных дворников? Как скоро в мусоропроводах многоэтажек начнет регулярно гореть мусор, словно в 1990-х?

Конечно, в российской провинции тоже остались кое-какие резервы. Но 10 лет оптимизации сельских школ и больниц их существенно подвыбили: активная молодежь уезжает сразу после окончания школы, растить детей в провинции все более проблематично. А те, кто остались, часто не готовы вкалывать по 12 часов в день за еду: им надежнее дома с огородом. На приток в Россию братьев-славян из Беларуси и Украины тоже не стоит рассчитывать: наша экономика не растет те же 10 лет, рубль рухнул к доллару вдвое. На этом фоне Польша, Чехия и Германия стали еще более привлекательны для трудовой миграции.

Разворот на Восток

В 2019 году население России сократилось на 70 тыс. человек. При этом естественная убыль (превышение смертности над рождаемостью) составила более 300 тысяч. Демографическую пилюлю подсластили мигранты: они охотно принимают российское гражданство. Причем в 2019 г. на первом месте среди новых россиян оказались украинцы, на втором – выходцы из Казахстана, дальше идут граждане Таджикистана, Молдовы, Узбекистана, Армении. Вполне вероятно, что в 2020 г. российские паспорта будут раздавать еще активнее: властям не нравятся демографические прогнозы, согласно которым население России обречено на долгосрочное сокращение. И к 2050 г. нас может оказаться менее 100 млн человек.
Проблема в том, что в Думе и правительстве рождается все больше инициатив, касающихся регулирования миграции. А это значит, что в итоге всем может стать хуже.

В России вновь заговорили о дактилоскопии для мигрантов. А в Питере уже приступают к делу
Обязательную дактилоскопию и предоставление медицинской справки намерено ввести для въезжающих в Россию иностранцев МВД РФ. Незадолго до отставки премьер-министр Дмитрий Медведев поручил обеспечить возможность подачи заявления на получение госуслуг в сфере миграции в электронном виде. И все бы ничего, если бы не срок исполнения – 1 декабря 2023 года. Также Медведев успел утвердить квоту на 2020 г. на прием иностранцев на работу: по сравнению с 2019 г. она сократилась на 17, 4% и составила около 105 тыс. человек. А мигрантов из бывших ССР у нас, по различным оценкам, от 7 до 15 миллионов. На этом фоне Госдума России приняла поправки в закон, усиливающие ответственность за организацию нелегальной миграции: сроки до 7 лет, даже за пособничество штраф до 500 тыс. рублей.
Губернаторов планируется наделить правом утверждать перечень профессий, с указанием которых оформляется патент. Если в регионе не хватает электриков, комбайнеров и дворников, профессии включат в список и получить патент можно будет только по ним. А если от безработных стоматологов пузырится биржа труда, их включат в другой список, и можно будет получить патент на работу по любой профессии, кроме этой.

Вроде бы идея мудрая – на местах виднее. Но Дума хочет обязать мигрантов направлять в органы по миграции копию трудового или гражданско-правового договора на выполнение работ по найму у физических лиц. А заодно и сами работодатели должны будут уведомлять МВД о заключении или расторжении трудового договора с мигрантами только в электронном виде и в течение одного дня. Нанял человека побелить потолок или убрать квартиру: заключил с ним договор, уведомил полицию, заполнил налоговую декларацию. А заодно заплатил взносы в социальные фонды, оплатил работнику больничные и отпускные.

Понятно, что никто этого делать не будет, зато у контрольно-ревизионной системы появятся новые возможности ловить, штрафовать и доить практически любого. А этих печенегов довольно много: предприниматели в регионах насчитали до 70 структур, которые контролируют и регламентируют все на свете – от вывесок на магазинах до выпечки хлеба. Реальной координации между ними быть не может, и если печенеги начнут реальную охоту на теневиков, пропалывающих старикам огороды, возникнет коллапс: население будет реже нанимать мигрантов, которые подумают о других странах.

Общая кровь

Как рассказывали "АН", про мигрантов из стран Средней Азии и Кавказа, Молдовы и Украины первые лица страны обычно вторят в унисон: мол, нам нужны только те, кто хочет в России остаться, завести семью и стать россиянином. Для детей мигрантов внедряются программы в средних школах. Гастарбайтеру все сложнее трудиться нелегально, зато процесс оформления разрешительных документов худо-бедно упрощается. В то же время сама идея превращения инородцев в россиян вызывает в обществе сомнения на фоне краха мультикультурализма в Европе. Дескать, Франция и Британия делают для приезжих куда больше нашего, а в ответ теракты, погромы, уголовщина и зацикленность в своем типе культуры.

Приезжие, живущие в России по 20 лет, обычно не могут внятно ответить на вопрос, что значит быть россиянином. Этого, похоже, не знают и их преподаватели на всевозможных курсах. Трудолюбие? Честность? Открытость? Но это вполне могут быть и шведские скрепы, и японские. Почтение к победе в Великой Отечественной в крови и у киргиза, и у грузина – их деды ведь тоже воевали. Что в России не нужно резать барана на детской площадке и жарить шашлыки на балконе, они усваивают быстро. А дальше?

– Одним из главных косвенных критериев интеграции в общество являются межнациональные браки, – говорит социолог Сергей Прозоров. – Среди приезжих русские чаще других вступают в брак с армянами и грузинами. Но динамика у узбеков, таджиков и киргизов выше. Еще один важнейший момент: переезд в Россию значительно сильнее разрушает уклад мигрантов из Средней Азии, чем принято считать. Пожив несколько лет в городе, они приобретают почти европейские взгляды на то, сколько нужно иметь детей, на развод, на отношения вне брака.Можно сказать, что есть такая национальность – горожане.

По словам директора НИИ миграции в Душанбе Рахмона Ульмасова, ежегодно около 12 тыс. таджиков женятся в России. Конечно, встречаются фиктивные браки с целью упрощения получения гражданства, но большинство все же вполне реальны. Как следствие, в некоторых районах Таджикистана местным девушкам стало сложно найти женихов, средний возраст невест вырос с 17–18 до 23–25 лет.

Хороший знак: ни в одном российском городе не появилось крупного этнического гетто. Например, азербайджанцев в Москве очень много в Гольяново, в Петербурге – в Веселом Поселке, но нигде они не составляют большинства. Для сравнения: в Марселе есть целиком алжирские районы, есть камерунские.

Второе важное отличие: таджики или узбеки в российских городах не создали сильной оргпреступности. Конечно, разборки с тремя жертвами на Хованском кладбище должны настораживать, но это пока детский лепет по сравнению с Францией и Испанией.

Вроде бы России надо радоваться: едут трудолюбивые законопослушные люди, готовые селиться в гуще коренного населения, устанавливать с ним бытовые житейские связи. К тому же едут из стран, для которых еще недавно русский язык был государственным. В качестве подданных смирные, малограмотные и привычные к поборам мигранты для власти гораздо предпочтительнее российского среднего класса, рассерженного инфляцией и наступлением на свои права. Однако первое послевоенное поколение гастарбайтеров в Европе, согласно исследованиям, тоже было покладистым. А их дети и внуки сегодня возвращают обиды, когда-то казавшиеся такими неважными.

Sergey Tkachuk 17.05.2020 0 309
Comments
Order by: 
Per page:
 
  • There are no comments yet
Post info
Sergey Tkachuk
адвокат он и в Африке адвокат
Rate
1 votes
Actions
Recommend