Article

«Уезжать — менять одни проблемы на другие», любит повторять один известный амурский журналист, который путешествует по всему миру, но не спешит на ПМЖ в Москву или за рубеж.  К сожалению, не все  задумываются о сложностях, которые их ждут на новом месте.  А многие умудряются перебраться в подысканный по интернету  город, даже ни разу не побывав там! Проблемы начинаются позже.

Корреспонденты АП несколько недель уговаривали южан с амурскими корнями или тоскующих новоиспеченных «западников» рассказать о перипетиях, с которыми они  столкнулись при переезде, дать советы последователям. Однако почему-то жалующиеся до этого на житье-бытье в чужом краю амурчане даже на условиях анонимности  отказывались поведать миру об этом. Хотя по секрету самым близким давно дали понять —  жизнь там не сахар.

Я знаю много историй, когда при переезде у амурчан жизнь не заладилась. Но им просто стыдно признаться, что ничего не получилось, многие из гордости не возвращаются назад

Амурчан не радуют зарплаты, отсутствие работы, теплая зима перерастает в душное невыносимое лето, на море, оказывается, времени выбираться нет, а путевка в Египет, такой близкий и доступный, увы, не по карману. А еще мучают пробки, но чаще всего — одиночество. Однако большая часть упорно нахваливает климат, быт, фрукты, низкие цены, и самое печальное — костерят провинциальный, грязный Благовещенск. Ютиться в съемном жилье, когда тебе за 30, страдать из-за недружелюбности коллег, соседей — это лучше, чем расписаться в собственной неспособности занять место под солнцем.

Семья из Благовещенска средних лет решилась на переезд на юг, когда пошли слухи  о вредности космодрома — «пора свалить из этой дыры». У главы семьи был здесь успешный бизнес, две элитные квартиры, машина, жили они в достатке. Сорвали двух детей, продали все имущество и переехали на Кубань. «Это здесь все было знакомо, а на юге очень трудно вести бизнес, местные не пускают чужих на рынок, ниши давно заняты, — рассказала землячка. — Развить дело не получилось — замучил рэкет (о котором в Благовещенске мы и не помышляли), с нас просто трясли деньги. В итоге мы разорились».

Через год благовещенцы плюнули и вернулись. Сняли квартиру и снова торгуют в палатке — как когда-то начинали. «Я знаю много историй, когда при переезде у амурчан жизнь не заладилась, — говорит зампредседателя регионального отделения  организации «Российский союз ветеранов Афганистана» Ольга Павлова. — Но им просто стыдно признаться, что ничего не получилось, многие из гордости не возвращаются назад, тем более когда уезжали с апломбом и поливали грязью город и область».

Знакомая моей родственницы, кстати, пенсионерка, вернулась из Белгорода, не прожив и года. Снежная зима, не удалось купить дом мечты, цены выросли, украинская дешевая лавочка прикрылась, дети не захотели переезжать. Женщина плачет по уютному Белгороду, возмущается кошмарными дорогами и жизнью отвратительного Благовещенска и собирается вновь покорять — теперь уже Сочи. После разговора с ней я вдруг поняла, что люблю свой город. Тихий, спокойный и родной. И даже если когда-нибудь уеду, наверное, ненавидеть его не смогу. 

По моим личным наблюдениям, те, кто действительно состоялся на новом месте, вспоминают о малой родине чаще всего с улыбкой и легкой тоской по душевным жителям. Несколько лет назад  я встречалась в Москве с экс-ведущим  благовещенской программы «Сканер» Константином Морозовым. На тот момент он успел уже стать звездой федерального канала, купить квартиру. И мне очень понравилось, что, говоря про родной Благовещенск, употреблял исключительно — «наш», «у нас».         

21.06.2014
 
Comments
Order by: 
Per page:
 
  • There are no comments yet
Actions
Rating
2 votes
Recommend