Post view

Записки эмигранта: Первая работа в Германии


BILD0309.jpgПрошел почти год с момента написания прошлой части записок эмигранта и наконец то я нашел в себе силы, чтобы подойти к написанию последнего поста этой серии.

В сегодняшнем посте, который поставит точку в серии рассказов о моем интеграционном периоде в Германии, я расскажу о своей первой в жизни официальной работе. В прошлой части я остановился на том, что в моей жизни наступило долгожданное определение и я поступил в университет в Дрезден.  

С октября у меня начиналась учеба и скоро меня ожидал долгожданный переезд в новый город и начало новой студенческой жизни. До начала учебы оставалось чуть менее двух месяцев, и я настроился на то, что просижу их дома, так как все мои попытки найти работу за последние полгода не увенчались успехом. Как вдруг в один из августовских деньков тишину пустой квартиры нарушил телефонный звонок. Номер был мне неизвестен и, взяв трубку, я был немало удивлен - меня приглашали на собеседование по поводу работы на заводе по производству окон. На следующий день я приехал на завод, который располагался в одном из пригородов Аалена.

Я ожидал стандартного собеседования с кучей вопросов, но собеседования как такового не было. Меня встретил сам владелец завода, посмотрел на меня и, ничего не спрашивая, сказал, что завтра утром я должен быть в этом же месте в рабочей одежде. Меня взяли. Это было большой удачей потому, что найти в Германии работу человеку без опыта да еще и в обход рабовладельческих фирм по сдаче в аренду наемного труда, было практически нереально. Мне повезло! Последние семь месяцев я бездельничал. Это только кажется, что ничего не делать месяцами, это легко и радостно. Радостно было в первый месяц, во второй безделье стало приедаться, а остальное время стало сплошной мукой и пыткой. Поэтому я очень обрадовался тому, что теперь буду занят делом и, что немаловажно, приобрету свой первый рабочий опыт. Ведь до этого я работал лишь нелегально на стройках в Украине. На следующий день в назначенное время я прибыл на завод, но меня никто не встретил, а в коридоре не было ни души. Я постучал в двери офиса, но там никого не было. Это меня немного озадачило. Я постоял еще немного в коридоре, пока не встретил одного из работников, который проходил мимо и поинтересовался ищу ли я кого-то? Я сказал, что я новый работник и сегодня мой первый рабочий день. Он открыл мне двери цеха - заходи, после чего пошел дальше по своим делам. В глубине небольшого цеха я увидел несколько человек, которые тут работали. Подойдя к одному из них я сообщил, что сегодня мой первый рабочий день и спросил к кому мне обратиться, чтобы узнать что мне делать? Прождав около двадцати минут, я получил свое первое задание - нарезать профили для алюминиевых окон на станке с электропилой.

Так начался мой рабочий день В последующие дни моя работа была более разнообразной и интересной. Меня поставили работать с парнем 28 лет, выходцем из Казахстана, и вместе с ним мы собирали и склеивали алюминиевые окна. Позже меня научили монтировать механику окон, которая отличалась в зависимости от типа окна. Что касается работы, должен сказать, что работа мне нравилась. Это было, как собирать конструктор, только большой. Не было рутины, спешки или какого-то давления. С моим напарником мы сразу нашли общий язык и работа проходила каждый день за общением, благодаря чему время пролетало незаметно. Чтобы читатель имел более широкое представление о месте, где я работал, опишу его кратко. Фирма по производству окон была небольшой и состояла из двух маленьких заводов. Один завод производил пластиковые окна и обслуживался всего парочкой работников. Он находился в паре десятков километров от того места, где работал я и я там ни разу не был. Мой напарник рассказывал мне, что на том заводе стоит одна огромная машина, в которую загружается исходный материал и на выходе получаются уже готовые пластиковые окна без участия человека. Второй завод, где работал я, состоял из двух цехов, складского помещения и мини-офиса где находился хозяин заводов, управляющий всем этим делом. В одном цеху изготавливали самые дорогие деревянные окна. Там работал коллектив из пяти-шести человек, все они были немцами. Я же работал в цеху по изготовлению алюминиевых окон и фасадов. В нашем цеху было пять работников, включая меня. Трое работников были выходцами из Казахстана, приехавшие сюда еще в начале 90-х. Мужики были возрастом около 50 лет и работали тут уже давно еще с середины 90-х. Третьим выходцем из Казахстана был сын одного из работников алюминиевого цеха, назовем его Геной (имя, к сожалению, стерлось с моей памяти). Гена сделал на этом же заводе аусбильдунг и с тех пор работал тут же (аусбильдунг - форма образования, при которой учащийся раз в несколько месяцев посещает уроки в специальной профшколе, а остальное время постигает профессию непосредственно на производстве) . Четвертым работником был турок, которого взяли на работу практически одновременно со мной. Он только недавно приехал из Турции, женившись на турчанке с немецким гражданством, и его немецкий был на очень примитивном уровне. Закончив лишь простые интеграционные языковые курсы, турок сразу пошел работать, так как его цель была: работать и зарабатывать. На заводе он из кожи вон лез, чтобы показать свой энтузиазм. Когда через наш цех проходил владелец завода, а у нас был простой, турок мигом вскакивал и начинал переносить ящики с одного места на другое, имитируя бурную деятельность. Если же надо было загрузить готовые окна в грузовик, или разгрузить фуру с профилями, турок мчался к грузовику, едва заслышав призыв к помощи. Турка никто не любил и между собой мужики называли его чуркой. Я же был более прагматичен в работе. Старался делать свою работу качественно (без брака конечно не обходилось, особенно в первое время), но особо задницу не рвал и тем более не пытался выслужиться. У меня был контракт на полтора месяца, до конца сентября и выслуживаться мне было не к чему. Уволить меня раньше без причины не могли, а оставаться тут дальше я не планировал, так как уже 1 октября у меня начиналась учеба в университете. Главная причина, по которой турок старался продемонстрировать свое рвение и энтузиазм была в том, что после определенного времени остаться на заводе на постоянную работу должен был лишь один из нас. Ни турок, ни другие работники цеха не знали, что я пробуду у них лишь до конца сентября. Теперь, когда у читателя сложилось приблизительное представление о заводе, перейду к описанию рабочей обстановки и рабочего климата. Одним из важных факторов создания нужной атмосферы в цеху был пивной автомат, в котором бутылка пива стоила одно евро. Как правило, первая бутылка пива выпивалась во время обеденного перерыва, который длился с 12:00 до 12:30 и дальше русские мужики и некоторые немецкие коллеги с цеха деревянных окон продолжали подходы к пивному автомату с интервалом раз в час. К концу рабочего дня все уже были в очень хорошем настроении после четырех бутылок пива и продолжали посиделки с пивом уже в рабочке. Там собирались и русские и немцы, разговоры же шли всегда о том, как все хреново. Когда работы и заказов было много, в рабочке жаловались, что был тяжелый рабочий день и некогда было присесть, когда же заказов было мало или где-то задерживалась фура с профилями и у нас были простои, то жаловались, что полдня работы не было. Но сейчас я понимаю, что эти посиделки в рабочке были своеобразным выпусканием пара от рутинности и однообразия многолетней работы и такой же скучной жизни. После окончания посиделок в каждом из участников было уже 6 - 8 бутылок пива и машину они вести не могли. В таком случае за ними приезжали жены и забирали своих мужей с работы после тяжелого рабочего дня. Такие посиделки не были ежедневными, но раза два в неделю устраивались регулярно. В остальные же дни ограничивались одной-двумя бутылками пива. Но пивной автомат никогда не простаивал. С моим напарником Геной мы сразу нашли общий язык. Как я уже упоминал, ему было 28 лет и последние лет десять он провел на этом заводе. Разговаривали мы на русском, на котором он говорил с сильным акцентом, характерным для детей мигрантов, выросших в Германии и знающих русский лишь по общению с родителями. Многих русских слов Гена не знал и вставлял вместо них немецкие слова. В первые дни нашей совместной работы мы много общались, я рассказывал ему о своей жизни: о том, что долго искал работу, что у меня тут почти нет друзей, что дни проходят скучно и монотонно. На что Гена откликнулся предложением встретиться на выходных в компании с ним и его друзьями "русаками" (именно так себя называют представители "русского мира" эмигрировавшие в Германию в первой половине 90-х и создавших свой параллельный мир здесь) и весело провести время. После того же как я рассказал, что активно занимаюсь брейкдансом, что мы с ребятами ездим выступать на чемпионаты и фестивали, Гена задумался и ответил: "Может все таки мы не будем встречаться на выходных с моими друзьями. Я смотрю, Алекс, ты спокойный парень, с интересами в жизни. Мои друзья они другие..." Дальше Гена рассказал мне про свой круг общения. Из его рассказов я узнал, что его друзья редко проводят выходные без драк. Напиться и подраться с кем-то это главное событие выходных и если этого не произошло, выходные не удались. Многие из его друзей уже отсидели тюремные сроки, за наркотики, насилие. Он и сам раньше был таким, рассказывал про свою молодость. Говорил, что каждые выходные проводил на русских дискотеках, которые превращались порой в массовые побоища, употреблял кокаин, много пил и курил марихуанну. Раньше я был дураком, ума было мало - продолжает Гена свой рассказ - сейчас поумнел, у меня есть девушка, квартира, работа. Теперь я избегаю драк, когда кто-то из моих друзей начинает быковать к кому-то и намечается конфликт, я отхожу в сторону: "Без меня ребята, я в этом не участвую". Благодаря тому, что мы с Геной полтора месяца работали вместе и постоянно общались, я очень много узнал о мире "русаков" в Германии. Это был печальный мир: мир людей без родины, без идей. Душевную пустоту тут с раннего возраста заполняли экшеном потасовок, агрессией, алкоголем, сексом и наркотиками. Большинство этих ребят приехало в Германию в начале 90-х из Казахстана и российской глубинки. В то время они были совсем детьми и их бывшая родина практически не сохранилась в памяти. Приехав сюда, часть из них сразу интегрировалась в немецкое общество и сегодня в них трудно узнать бывших мигрантов, они не отличимы от коренного населения. Другая же часть маргинализировалась, создав параллельное общество, в котором господствовали нравы, привезенные ими и их родителями с родины. Гена был хорошим и интересным собеседником, добрым и открытым парнем, работать с ним было интересно. Он охотно обучал меня тому, что умел сам, и к концу моей работы я уже многое умел и собирал окна по качеству не хуже, чем Гена. Также я завоевал расположение обоих мужиков. Они были немногословны, но однажды один из них во время перекура подошел ко мне и рассказал, как он отдохнул на море во время недавнего отпуска, поделившись своими нехитрыми соображениями об идеальном отпуске: пятизвездочный отель, море в десяти метрах, выходишь из комнаты, спускаешься по ступенькам и ты уже на пляже, целый день лежишь и пьешь пиво прямо с холодильника, даже бегать далеко не надо. И так все две недели. Кайф! Это была первая попытка одного из мужичков вступить со мною в контакт, и я сразу понял ее главный посыл - меня принимают в коллектив. Следующим важным знаком, стал момент, когда этот же мужичок подошел ко мне и сказал, что они мне выделяют персональное рабочее место а также мой личный инструмент. Это было высшей степенью признания и означало лишь то, что меня хотят видеть постоянным работником в цеху. Признаюсь честно, мне стало неудобно. Ведь через две недели заканчивался мой контракт и оставаться тут я не собирался, а соответственно ответить на такое душевное отношение ко мне со стороны этих дядек не мог. Но и собраться с духом и сказать, что покидаю их через две недели для меня было морально непросто. Лишь когда второй мужичок, который был начальником цеха, начал обучать меня работе на машинах и станках, явно увидев во мне способного ученика, кому можно передать свой опыт, я в один момент решился и сообщил ему, что поступил в университет и что скоро уезжаю на учебу. От этой новости расстроились все, кроме турка, для которого это означало сход с финишной прямой соперника, который его явно обгонял. Когда настал день последней работы, я попрощался со всеми, поблагодарил их за опыт, который я получил у них и был таков. К сожалению, проиллюстрировать этот период работы фотографиями я не могу: на заводе был строгий запрет на съемку, а так как это была моя первая работа, я решил не рисковать и не нарушать запретов. За полтора месяца работы на заводе я заработал около 1400 евро чистыми. В месяц моя зарплата была около 1300 евро брутто, из которых после уплаты налогов оставалось 900 евро. На заработанные деньги я купил ноутбук для будущей учебы, за которым были написаны все мои посты в жж в том числе и этот пост. Кроме того с этих денег я заплатил 300 евро залога за комнату в общежитии и оставшихся денег мне хватило как раз, чтобы прожить до начала декабря - до первого начисления взятого на учебу кредита. Такими были эти три года интеграции в новую жизнь и поиска своего пути в новой системе координат. Многие люди проходят этот путь быстрее. Кто за полтора года, кто за два. Но я не спешил жить тогда, не спешу жить и сейчас. Я гурман, который смакует каждый прожитый день и месяц так, как будто он последний. И эти три года, как вы могли понять из предыдущих постов этой серии, были очень богатыми событиями, людьми и эмоциями самых разных видов, от тоски до радости, от депрессии до эйфории. Это жизнь и я люблю ее такой, какая она есть, умея находить свой кусочек кайфа в любых условиях. Что касается предыдущих моих постов на эту тематику, не скажу, что я ими доволен. Если бы я начал писать их сейчас, я бы написал их по другому. Когда я начал записки эмигранта, я писал их для себя, чтобы запечатлеть те мелочи и эмоции, которые время может стереть из памяти. И потому они получились с обилием деталей, мало интересных постороннему читателю. Да и мой слог сегодня стал гораздо совершенней, чем он был два года назад, когда я писал первые части записок эмигранта. Именно эта серия принесла мне наибольший приток читателей и я уверен, что и сейчас среди моих подписчиков есть немало людей, кто начал читать этот блог, после записок эмигранта. Для них у меня есть хорошая новость: серия будет продолжена, но уже под другим названием, которого я еще пока не придумал. Ведь с переездом в Дрезден у меня начался самый интересный и яркий период моей жизни, в котором было очень много всего, о чем приятно вспомнить и рассказать. Именно в этот период я начал активно развиваться как личность и моя жизнь изменилась в корне, начиная от увлечений, и заканчивая мировоззрением. Рассказы об этом ждут своего времени...

Sergey Tkachuk 10.02.2014 0 1980
Comments
Order by: 
Per page:
 
  • There are no comments yet
Post info
Sergey Tkachuk
адвокат он и в Африке адвокат
Rate
0 votes
Actions
Recommend