Article

Вкратце о себе. Виктор Акулов. 28 лет. Время от времени проживаю в городе Воронеж. После знакомства с писателем Вячеславом Дёгтевым увлекся литературой. Печатался в изданиях «Советская Россия» и «Север». Опубликовал повести «Носитель», «Полет со сломанными крыльями», «Осколки европейской мечты».

Учился год на журфаке ВГУ (Воронеж) и год в Литературном институте им Горького. Имеются и отрицательные стороны биографии: находился в легких тюремных заключениях в России, Голландии, Швейцарии, Франции, Англии.

Мой монолог называется «Проклятие Европы»…

Говорят, «железный занавес» рухнул. Это неправда. Чего только стоит современные массовые аресты иностранцев в Европе. Нелегальная жизнь — черная сторона иммиграции. Об этом знаю по личному опыту. Прежде находился в депортационных тюрьмах трех стран: Англия, Франция, Голландия.

После кризиса в Европе открылась охота на нелегальных иммигрантов. И это неудивительно. Дело безопасности и благополучия. При кризисе не до лишних ртов на «беженское» пособие. Вдобавок нелегальные работники без налогов. И проблема перенаселения. Еще ныне популярно мнение (идея?), что Европа в опасности, пока прибывают иноземцы, ино… Того жди, голубоглазые, светловолосые, белокожие христиане останутся лишь в учебниках истории. Если и это не перепишут, не перекрасят.

Поэтому неудивительно, что западный мир выстроил архипелаг депортационных тюрем. Где-то изолируют на год, если отказываешься вернуться на Родину. А кое-где — пожизненно. Таких массовых чисток населения Европа не проводила со времен своего нацистского прошлого. Что ж, история повторяется.

Мое последнее место заключения за то, что иностранец — это в 2012 году, когда в надежде увидеть родственникa я спрятался в поезде, который ехал по маршруту Брюссель - Лондон. Так нелегально и прибыл в Англию, где сразу же был арестован. Ведь при себе не имел документов. Иначе бы зачем прятаться нелегально? Затем в британской тюрьме Колнбрук уже не впервые столкнулся с жестокой политикой против иностранцев. Будучи заключенным, я отправил короткое письмо об этом в газету «Советская Россия». Оно было опубликовано под названием «Вечный капкан». Моя история не является новой. Западные, опозиционные к властям, журналисты уже открыли занавес современной Европы, где под шум демократических демагогий идут массовые аресты иностранцев.

Впрочем, нет. Новое будет. Я не пересказываю чьи-либо слова. Моя история, — скромная история экс-заключенного иностранца виновного в том, что оказался всего-навсего иностранцем, — она от первого лица. Она — первоисточник.

Жаловаться, на поверхостный взгляд, не на что. Условия содержания инозаключенного, если это Англия, признаю, лучшие в мире: спортзал, интернет, мобильные телефоны. Дисциплинированный санаторий. Зато поощряется содержать, — обратите внимание! — пожизненно! В других странах, где я был тоже арестован, например, Голландия, условия содержания хуже — приравнены к криминальным тюрьмам. Нелегал — значит преступник. Зато, согласно закону, там содержат не дольше двух лет.

Какой народный состав заключенных? Это преимущественно выходцы из бывших колоний. Страны, так называемого, третьего мира.

У инозаключенных едва ли найдутся сочувствующие. Говорят, мы сами виноваты. Сюда, как чернокожих, насильно не перевезли из Африки до Америки. На плантациях тоже не принуждают гнуть спину. Наша вина лишь в том, что мы мечтали о новой жизни. И это стало преступно. И все-таки о сочувствующих. Иногда возле тюрьмы митинговали европейские правоащитники нелегалов. На их взгляд, о людях судят не по паспорту. Ибо все равны. А земли хватает. Они не только просто-напросто болтали в рупоры и махали плакатами. Более того, скованные друг с другом ложились под автозаки, когда те выезжали из депорт тюрем в аэропорт. В первую очередь заступались за экс-беженцев под тенью депортации. Они правы. Тут, действительно, серьезная проблема. Европа, обещая убежище, протянула руку помощи. И эта рука оказалась миражем гуманизма. Иноземные борцы за свободу теперь в ожидании депортаций. Убежище — губу раскатали. Хотя какие там борцы! «Хотели демократию, как в Европе» — Говорят. И они — ни что иное, как власовцы тропиков и пустынь, предатели по калькулятору, а также слабоумные не далекого ума без калькулятора из последнего вагона. И мне их не жалко. Пусть сидят, где сидят. И демократический флаг им в руки.

Меня уже не удивляют самозванные европейские крикуны за свободы, которые лезут с проповедями во все мировые уголки, а дома, — лишая свободы, нас, иностранцев, за то, что иностранцы, — дома ведут себя иначе!.. Слова местных политиков явно расходяться с делами ! Зачем Европе нужен театр демократии и гуманизма? Я размышлял над этим в депорт тюрьмах разных стран, глядя то в потолок, то на луну сквозь решетку. Бессонные ночи! Пришел лишь к одному выводу: так удобнее вести грабительские войны. Ирак, Афган, Ливия — это не банановые республики. Сильный съедает менее сильного. Ни черта не изменилось со времен Великого Рима. Это информационная война, если угодно, пропаганда. Задумайтесь, насколько благородно звучит: разбомбили город Багдад ради гуманизма.

Какие варианты борьбы в тюрьме иностранцев? Голодовка — бесполезно. Попадешь в изолятор, камеру-одиночку. Согласно тюремному правилу, оттуда не выпустят, пока не поешь. А иначе, в конце концов, эвакуация в госпиталь для принудительной инъекции. От голода не умрешь. Не позволят. Другое дело — вскрытие вен. Возможно, зашьют. Умрешь — не велика потеря. За кого отвечать? Интернациoнальная поговорка: без бумажки ты букашка. Лишь бы не массовый суицид нелегалов. Это заинтересует прессу. Что еще? Махать кулаками? Попробуй. Криминальная тюрьма недалеко. Отсидишь год другой — вернешься сюда. Высылка — отсюда. Замкнутый круг иностранца.

Каждого из нас грела надежда, что однажды вручат справку об освобождении. Где укажут: в течении суток должен покинуть страну. Это время полиция не вправе арестовать. Уедешь в соседнюю страну — поймают и там. Закон вероятности: рано или поздно поймают. Затем насильно вернут туда, где освободился. Из депорт тюрьмы в депорт тюрьму. Обычная судьба нелегала: неволя, каникулы, неволя… По законам некого Дублинского соглашения, евространа, впервые взявшая отпечатки пальцев, ответственна за их носителя. Как бы вторая родина. Побег, значит, невозможен. Только капитуляция-депортация, белый флаг, может разорвать замкнутый круг. Тогда почему, спрашивается, нелегал остается взаперти? Неужели в запасе хитроумный план? Ничего особенного. При аресте нелегал редко имеет с собой документ. И не всегда называет настоящее имя. И даже родину иногда прикроет другой страной. А также те, кто держит рот на замке. Будто бы глухонемые. Таких записывают как «безымянный», «без определенного гражданства». И весельчаки: упал с луны, потерял память и прочая ушная «лапша». Осторожность. Допустим, прибыл сюда по ВИЗе. Что, если спрятанный паспорт попадет в полицию? Мало, что ли, вокруг археолого-могильщиков?

Но ВИЗа нужна не всем. Вот заключенные европейцы, преимущественно восточно-европейцы. Они после криминальных тюрем. За преступления получили запреты на въезд. Ладно бы несколько лет. А если пожизненный запрет? 

Конечно, найдутся способы, даже каскадерские трюки, чтобы проникнуть тайно. Но когда запрещенного, т. е. нелегального европейца поймают (к примеру, уличная проверка документов, по причине наличия длинной черной как бы террористической бороды), то его вернут в депорт тюрьму. Дальше — опять-двадцать пять… Архипелага депорт тюрем хватит на всех. Вот почему не каждый европеец соглашается на депортацию без права возврата. Затяжной прыжок обжалования приговоров. Другие, наоборот, хотят на родину. И тоже ожидание, ожидание, ожидание… Наши выходы ограничены: или морг, или самолет, или пойти-податься в беженцы. Из депортационной тюрьмы скорее посветят в рыцари, нежели в беженцы. Крохотные шансы. Нам говорят: «Убирайтесь! Вас сюда не звали!» Но давайте подумаем… Приняв Конвенцию о статусе беженца, некоторых тем самым позвали. Агитируя за всемирно-вездесущие демократические революции, тоже получается заманили. Я — ладно бы. На революционный рожон не лез. Махнем рукой. У других хуже. Иракцы, афганцы, сирийцы, — прокопченные войной народы, — отбывают в тюрьмах-фабриках изгнаний. Они просили убежище. Получили отказы. На носу высылки. Кoе-кто, действительно, стрелял за демократию. Кого-то после депортации или убьют, или посадят, или и то и другое. Выглядело бессвязно, как они просят тут убежище. Запад разбомбил их города без разбора, где мечеть, где школа. Ну или — не велика разница — уничтожал своим оружием в наемных руках.

Европейская беженская шлюпка переполнена. Чужаков не ждут, как прежде. Былая надежда о мультикультурном мире отцвела и высохла при экономическом похолодании. Чересчур разные люди не достроили еще одну вавилонскую мечту. Осколки европейской мечты. И мы — и есть осколки. Депорт тюрьмы— мусорки для нас. Депортации — переработки до исчезновения. Не просто-напросто чувствовать себя осколком вне целого, большого, системного. Огонь и лед, и пустота в груди — день и ночь. Вот что такое быть осколком.

Часть нас достойна свободы без раздумий. Беременные женщины. Старики. Родители, которых депортируют c конфискацией детей для чужих евросемей. И сами несовершеннолетние — тоже взаперти. Не верят, что они малолетки. Ведь нет документов. Не всякий даст свой паспорт после долго-опасно-незаконно-дорогого пути сюда через страны и моря. Того и жди, вышлют обратно. Поэтому под арестом и дети. А также больные раком, диабетом, безумием, СПИДом.

Я изучал европейские СМИ. Много рассказано о нас, нелегалах. Плохие, конечно, отзывы. Ладно бы только, что нам тут не место. Но как на счет обвинений, будто мы еще и виноваты в экономическом кризисе. Такое тоже пишут. Вообще-то не всякий прибывший сюда африканский джентельмен удачи видел Уолл-Стрит хотя бы по телевизору. Политикам не с руки отвечать за свои промахи. Проще найти виновных извне. Не еврей — так африканец. А то и, сверх того, боже упаси, «гексогеновый мусульманин». Ничего личного. Просто политика. Нехватка козлов отпущения за кризис. Вот вам и первопричина современной охоты на «ведьм"-нелегалов. Популярнее этого разве что поиски Талибана в Антарктиде и папарацци с грязным бельем поп-звезд. И так чуть ли не по всей Европе.

И другое наблюдение. В депорт. тюрьмах иностранцев работают такие же с виду иностранцы. Это, может, чтобы не обвинили в нацизме. Что, если в аэропорту некто сфотографирует для газеты «Несправидливость», как прирожденные рыжие англичане заталкивают и втягивают в самолет чернокожего паренька? Удивительно похожего на Бараку Обаму паренька. И вряд ли такое понравится Бараке Обаме. Еще я заметил по телевизору, как Европа использует политиков не местного происхождения. Они прочтут по чужой бумажке лозунги ненависти. В темных губах подобные лозунги теряют вес ненависти. Зато остается призыв чистки населения… Только представьте себе Мартина Лютера Кинга: «У меня есть мечта! Давайте вернем рабство чернокожих! А то Линкольн ошибся!» Ненависть мутировала после Нюрнбергского процесса. Англия, например, страна большого числа имигрантов, где ныне ненавидят имигрантов. Аресты провозглашают и выполняют люди с темной кожей. Аресты себе подобных, если не считать таких, как я, случайных белых ворон. Причины и вдохновения мутации видны не вооруженным глазом. Это чтобы не обвинили в нацизме. Дядя Ади тут бы аплодировал. Его дело продолжается. Я слышу его аплодисменты!

18.03.2015
 
Comments
Order by: 
Per page:
 
  • There are no comments yet
Actions
Rating
0 votes
Recommend